Джо Кинэйр Уход Джо Кинэйра из «Ньюкасла» в начале февраля прошел практически незаметно: команда в этот период разгромно проиграла дерби «Сандерленду», и болельщики «сорок» не успели как следует посмеяться вослед комичному футбольному директору.

Нет, забыть такое совсем невозможно. В субботу (ирландец покинул «Сент Джеймс Парк» в понедельник) команда Алана Пардью разгромно проиграла на «Стэмфорд Бридж» «Челси», но всегда активные поклонники не собирались покидать столицу с опущенным головами. Как и положено, они направились к клубному автобусу с целью получить несколько автографов и сделать пару фотографий, в чем их общее желание сполна удовлетворил отдыхавший вратарь Роб Эллиотт. Слегка заскучав в ожидании звезд первой величины, кто-то из толпы упомянул имя Кинэйра. Им дай только волю: тут же десяток человек залились смехом и принялись вспоминать лучшие из перлов бывшего менеджера. «Йоан Кебабс» — с грустью произнес дедушка лет 75-ти. Так и не выучив правильное произношение фамилии француза, Кинэйр продал его в ПСЖ перед закрытием трансферного окна, не найдя лидеру «сорок» какой-либо замены.

Это было чересчур даже для Майка Эшли, второй раз взявшего ирландца в клуб, что называется, по дружбе. Вместе они выпивают. Достаточный аргумент для того, чтобы высоко ценить Кинэйра, но даже закрепленному алкоголем сотрудничеству наступает конец в тот момент, когда становится ясно, что твой «футбольный директор» за два трансферных окна не подписал ни одного футболиста и оформил ровно два арендных соглашения. Возвращаясь в «Ньюкасл», Кинэйр называл себя «лучшим футбольным директором».

Чтобы частично понять природу такого поведения Джо (а понять ее в полной мере все равно не получится), следует взглянуть на происхождение бывшего игрока «Тоттенхэма» и его поступки по ходу футбольной карьеры. С годами здорово работающий футбольный мозг высыхал от самодовольства, а острые цитаты сменились потоком неадекватности и вранья, автору которых нашлось бы место на арене цирка.

Это семейное. Выходец из Дублина, Кинэйр вместе с матерью и двумя сестрами уже в семь лет перебрался в Уотфорд к бабушке в поисках лучшей жизни. Уличная закалка, ирландское происхождение: мать Кинэйра также могла часами рассказывать байки о «той жизни», ненамеренно теряясь в фактах и временных отрезках. В 70-е среди футболистов еще не входило в обязательство жениться в юном возрасте: так, Кинэйр едва не встретил тридцатилетие в одном доме с матерью, хотя предусмотрительно скупал недвижимость, чтобы обеспечить себе жизнь после футбола.

Как и положено, большая часть его партнеров по «Тоттенхэму» зарекалась никогда не пойти по тренерскому пути, видя, как сильно достается их менеджеру Биллу Николсону. Кинэйр был едва ли не единственным в той команде, кто проявлял сознательность – его интересовал не только футбол, но и деньги, потому ирландец был не готов пустить жизнь на самотек по завершению карьеры. Другой сферой своей деятельности он видел моду: сейчас Джо поседел и располнел, но в середине семидесятых его шевелюру и спортивный автомобиль знал каждый паб северного Лондона.

Джо Кинэйр Желание зарабатывать вскоре подтвердилось. В начале восьмидесятых Кинэйр руководил сборными Индии и Непала, но уже после этого подружился с принцем последней страны – печальноизвестным Дипендрой. В 2001 году принц убил девять членов своей семьи, после чего застрелился сам. Кинэйр позже успел переврать историю (рассказав, что покидал Непал в спешке после этих событий, хотя работал там на 18 лет раньше), но еще ярче звучит пересказ самой истории в интерпретации ирландца. «Он был сыном короля, ему нужно было жениться на какой-то «пташке». Обычная х…я. Короче, он всех поубивал, а потом вынес себе мозг».

Превосходно. Автобиография Кинэйра 2000 года имена название «По-прежнему сумасшедший»: это была отсылка к тем временам, когда он в 90-х удерживал на плаву легендарный «Уимблдон», полный именно таких сумасшедших персонажей. В 1994 Джо получил награду лучшему менеджеру сезона, значимость которой он позже преувеличивал трижды. Да-да, «я был тренером года три раза». Даже в тех условиях он успел запомниться нестандартной ремаркой. Едва приняв лондонский клуб, он отвечал на вопрос прессы о том, в каких зонах его команда требует усиления. «Центр полузащиты» — «Есть кто на примете?» — «О, да. Регги и Ронни Крэй, эти ребята мне подходят». Легендарные преступники (настоящие звезды шестидесятых), братья-близнецы в то время отбывали тюремное заключение, даже в таком положении заставив волноваться Кинэйра за высказанную шутку. Все обошлось, а один из них даже прислал менеджеру письмо на волю, в котором поблагодарил за остроумную ремарку.

В 1999 у Кинэйра случился сердечный приступ, вынудивший его на время отказаться от тренерской работы. После выявленных проблем со здоровьем изменилась не только его внешность (Джо здорово пополнен в то время), но и случились изменения в характере. Теперь Кинэйр стал не просто матершинником — он без стыда оскорблял всех окружающих. В середине двухтысячных он поработал в «Лутоне» и «Ноттингеме», после чего на несколько лет выпал из футбольного радара. Возвращение получилось эффектным. Майк Эшли только-только избавился от кумира трибун Кевина Кигана и пригласил на работу в тонущий «Ньюкасл» собутыльника Кинэйра, превратившего место святого Бобби Робсона в комедийный клуб. По ходу своей первой пресс-конференции в клубе Кинэйр использовал 52 ругательства, сопрягая безобидным матом даже имена директором и владельца клуба. Обиднее было журналистам. Беседу с ними Джо, уже начитавшийся о своем возвращении в футбол газет, начал с прямого вопроса. «Кто из вас Саймон Берд?» — «Я». – «Ты – х…о».

На работе Кинэйр продержался четыре месяца – в феврале 2009 года его снова подвело сердце, и ирландец отправился на операцию. Желая тренеру скорейшего выздоровления, болельщики и представить не могли, что этот человек снова всплывет в их клубе. Но Майк Эшли не устает удивлять. Минувшим летом Джо был назначен «футбольным» директором, разбив имевшийся и отлично работавший тандем менеджера Алана Пардью и скаута Грэма Карра. Когда новость еще не получила официального подтверждения на сайте, Кинэйр успел приписать Пардью невозможные слова: «Наконец со мной будет работать футбольный человек». Но настоящее представление было еще впереди.

Майк Эшли и Джо Кинэйр По ходу одной из радиоэфиров Кинэйр, самопровозглашенный «лучший директор в английском футболе», выдал ряд фраз, о которых наверняка будут узнавать из уст своих отцов будущие поколения фанов «Ньюкасла». Джо был убежден, что провел более четырехсот матчей за «Тоттенхэм», но, на самом деле, остановился на отметке в 196 игр. Четыре месяца тренерской работы в «Ньюкасле» внезапно превратились в «два года». Хатем Бен Арфа стал Бен Афрой, а Йоан Кабайе – Йоаном Кебабсом. Говоря о младшем брате культового Шолы Амеоби, он не смог произнести и его фамилию – нигериец отныне мог считать себя Аммомоби. Директор «Ньюкасла» Дерек Лламбиас не стал терпеть позора от возвращения второго друга Эшли, когда Джо назвал его в студии Дереком Лламбизи. Последовала и порция отборного вранья: Кинэйр убеждал, что именно он подписал Тима Крула (хотя, за три года до него это сделал Грэм Суннес), а завершил свое шоу он заявлением о том, что он «намного умнее болельщиков «Ньюкасла».

Бесспорно – с таким футбольным опытом (пусть Джо, в чем он сам убежден, и не выигрывал «все возможные трофеи») он мог бы учить уму-разуму часто не по делу амбициозных фанов с «Сент Джеймс Парк», но его деятельность в «Ньюкасле» подтвердила худшие опасения. Кинэйру не удавалось наладить хоть какой-то контакт с представителями других клубов, из-за чего сорвалась несколько намеченных Аланом Пардью сделок, а сам он временами забывал о том, в какой именно день играют «сорок». Так, Пардс ошарашил футбольного директора звонком в день матча с «Морекамбом» — Кинэйр не имел понятия о том, что в этот вечер проводят поединки Кубка Лиги. Все-таки попав на матч того же турнира с «Бирмингемом», Кинэйр неудачно изобразил из себя скаута и спросил у представителей соперников о Шейне Фергюсоне. Сначала они подумали, что Джо шутит, но он был полон серьезности, не зная о том, что левый бек принадлежит «Ньюкаслу».

Конец веселью пришел в тот день, когда окончательно (но сугубо за кулисами) сорвался Пардью – за его спиной Кинэйр пытался оформить продажу Паписса Сиссе в один из клубов Турции или России. Джо сложил свои полномочия под давлением Майка Эшли, решившего, что пришло время заканчивать с психологической встряской для своих подчиненных и болельщиков. И те, и другие со страхом ожидают еще одного возвращения Джо в ближайшие годы – не исключено, что к тому времени будет подготовлена свежая версия его собственной биографии, новую редакцию которой следовало бы озаглавить «На цирковой арене». А пока, Джо, мы будем скучать.

Иван Громиков специально для FAPL.ru